Что делать при массовом расстреле

Стрельба в школе, Казань, Россия

11 июня 19-летний Ильназ Галявиев открыл огонь в казанской гимназии № 175, в результате погибли девять человек, пострадал 21 человек, из них 18 детей, которые на данный момент находятся в больницах. Преступника задержали сотрудники ФСБ. Возбуждено уголовное дело.
На допросе Галявиев рассказал, что является «богом» и с прошлого лета «начал всех ненавидеть». По его словам, в нем «пробудился монстр». Следствие назначит ему психиатрическую экспертизу.

Глава Минздрава РФ Михаил Мурашко сообщил, что всего госпитализированы 18 детей, двое из них в крайне тяжелом состоянии, восемь школьников получили пулевые ранения. В свою очередь, омбудсмен Анна Кузнецова рассказала, что несколько пострадавших перенесли операции и уже отошли от наркоза.
Власти Татарстана выделят семьям погибших при стрельбе по 1 млн рублей. Также 400 тыс. рублей выплатят тем, кто получил ранения тяжелые и средней тяжести, 200 тыс. рублей — получившим ранения легкой степени. 12 мая в республике объявлено днем траура по погибшим в результате стрельбы.

Комментарий Казахстанской оружейной ассоциации «Корамсак»

Оружейники Казахстана глубоко скорбят по погибшим в результате «школьного расстрела» в Казани и выражают искреннее соболезнование родственникам погибших и пострадавших. Общими усилиями надо обязательно сделать выводы для того, чтобы подобное не повторялось нигде.
В России уже раздаются многочисленные предложения в очередной раз ужесточить правила оборота оружия. Напомним, что 3 года назад в Керчи, также в школе уже случилось подобное, тогда жертв было еще больше. Как водится «ужесточили», «приняли меры», которые ни к чему не привели.
Попробуем проанализировать случившееся. Процедура приобретения оружия, которая для данного типа оружия (помповое ружье Хатсан Эскорт) примерно аналогична как в России, так и в Казахстане — это система своеобразных «фильтров», которая призвана не допустить попадание оружия в руки подобных злоумышленников. В очередной раз система дала сбой. Судя по кадрам допроса террориста, который считает себя «богом» и неким «чистильщиком биомусора», у него явные проблемы с психикой, хотя в СМИ утверждается обратное. Мы не психиатры, но на ум приходит именно это. Поэтому здесь напрашиваются вопросы к психиатру, который дал (можем предположить) формальную справку об отсутствии психических противопоказаний к владению оружием «казанскому стрелку». Не секрет, что такие справки выдаются практически автоматически после просмотра информации, что претендент на оружие не состоит на психиатрическом учете. Никаких бесед, контрольных тестов ( как например в Австрии) будущий владелец оружия не проходит.
Второй момент — система раннего оповещения: террорист в открытую довольно долго шел по городу с оружием (как в свое время у нас «алматинский стрелок»), зашел в школу, тревожную кнопку нажали, но стрелок поднялся на третий этаж и только здесь нашел открытый класс. Многие учителя со своими учениками закрылись в классах и это спасло многих. Видимо, тревожная кнопка должна включать не только сигнал в полицию, но и команду всем закрыться в классах, чего не произошло.
Понятно, что будут очередные попытки сделать «крайними» оружейные магазины и законопослушных владельцев оружия. Но как показывает опыт, это мало результативно. Поэтому вопросы не к оружейникам, а к властям — почему три года назад из этой школы убрали охрану, заменив ее женщиной-вахтером ? Почему не продумана система раннего оповещения и предупреждения в местах массового скопления людей ? Почему человек, истерично кричащий, что он «бог», получает справку психиатра для приобретения оружия ?
Оружейники, продав оружие данному человеку, которому государство разрешило его купить, единственные, которые ничего не нарушили, однако именно их, скорее всего, в очередной раз будут «ужесточать».


Каждый законопослушный дееспособный гражданин имеет право владеть оружием


Миссия Ассоциации

Мы содействуем разработке и принятии правовых актов в сфере оборота гражданского и служебного оружия.

Мы участвуем в формировании государственной политики в сфере оборота гражданского и служебного оружия.

Мы защищаем интересы членов Ассоциации, а также интересы владельцев оружия РК в государственных исполнительных органах, общественных организациях и частных структурах.

Мы проводим мониторинг законодательных нормативных актов, регулирующих деятельность в сфере оборота гражданского и служебного оружия, отдельных решений органов государственной власти и управления, затрагивающих интересы членов Ассоциации, а также интересы владельцев оружия РК.